Natali Chaklin - Роман "Долина грез"

Отрывок из книги «Долина Грез»

                                                                                                        «Что такое грезы?
                                                                                                         Что такое грезы?
                                                                                                         Это мысль о розах,
                                                                                                          Но еще не розы….»

IV

О! Пресвятая дева Мария! Какое сегодня жуткое солнце! Ни тучки, ни облачка. Надо набрать цветов и дома поставить в вазу. Наконец-то добралась. Это она, моя любимая лужайка. Здесь прекрасное место! Чудесный вид: в освещенной солнцем долине,  на фоне гор и вечнозеленых холмов выделяется горделивая красота куполов. А вот видно серебристую ленту «Арно». Отсюда совсем не заметна граница между пышными садами, оливковыми рощами, виноградниками и сосновыми лесами.

            Белый, желтый, а вот и красный цветок. А вот еще и еще…Ой! Какая красивая бабочка!  Такой у меня нет! Куда ты полетела? Постой! Ага, все равно попалась. Полезай к остальным. Ха!-Ха!

            Хм, меня кто-то зовет? О-о! Ну, конечно же, это Лукреция. Надо ей помахать рукой. Лу-у! Иди сюда…

            Идет, идет, торопиться. Почти рядом. Пытается отдышаться. Говорит, что еле догнала. Заходила в собор к моему отцу, но меня там не застала. А я сегодня у него не задержалась. Принесла ему вина и еды, а потом ушла. Решила не мешать! У отца много работы, хочет закончить ее в срок.

            Лу застенчиво опускает взгляд и тихо произносит, что мой отец очень милый… Интересно, о чем это она?

            Объясняет, что он пригласил ее позировать для его новой работы над фреской, и что она  счастлива, помочь талантливому мастеру. А главное, как только будет необходимо ее присутствие, то незамедлительно придет подарить свой образ для его нового творения. Ох уж эта кокетка!

В восторге пытается мне пояснить, что так прелестно быть изображенной на какой-нибудь картине или фреске! Все будут  смотреть, и восхищаться  ее обликом. А те, кто с ней знаком, так и скажут: «Вот - это наша Лукреция!». Обижается, что я просто не ценю такую возможность. Потому, как мой отец – живописец, и что у него много работ с моим образом. Она смешная, считает, что это ей поможет запечатлеться в веках.

Кажется, я начинаю передразнивать свою подругу, повторяя ее слова.

-Беатриче! Ты ничего не понимаешь! Беатриче, ты должна быть рада!

Беатриче - мое имя. Я слышу его тысячу раз в день! Ну вот! Так и знала! Она обиделась… Придется ее утешать!

     Я понимаю…для нее это важно. Лу считает, что если ее изображение будет в одном из соборов города, то возможно его увидит Бенедетто, и она, наконец, добьется его внимания.

Но он и без того в нее влюблен, этот симпатичный юноша из мясной лавки. Везет ей! Он славный! А вот в меня никто так и не влюбился, хотя мне уже семнадцать!  И где же тот единственный, которому я отдам свое сердце?

            О нет, она заметила мою корзиночку и спрашивает, что я там прячу.

            Отвечаю:

            -Секрет!

            Возмущается, что у меня от нее секреты и настаивает показать, что внутри.

            А вот не покажу! Ха-ха! Попробуй, догони! Бегу. Ух ты, какая высокая трава! Я словно рассекаю ее своими движениями. Но, как - бы не упасть! Длинное платье так и путается под ногами.

           Да, я попалась! Лу настигла меня и держит за рукав. Прошу ее не хватать корзинку руками. Заметно, как она с нетерпением ждет моих действий. Хочу поразить ее увиденным!  Поэтому важно отбрасываю платок, прикрывающий корзиночку, и…

              И кричу ей:

            - Смотри!!!

              О, пресвятая Мария! Какие чудесные бабочки! Да сколько же их здесь? Просто чудо какое-то! Ха-ха-ха…  Сама  не ожидала, что так много их наловила.

              О! да! Лукреция в восторге!  Она тоже весело хохочет и удивляется, что бабочки кружатся над моей головой. Сравнивает меня с феей.

              Какая красота! Я так рада своей затее… Ой, кажется, они разлетаются. Я бегу за ними и зову Лу за собой.

            Ха-ха! Как здорово!!! Как весело!!!

Возвращаемся, возвращаемся…  Вы слышите меня, Мария Денисовна? На счет три, Вы откроете глаза. Сосредоточьтесь! Будьте внимательны! Сконцентрируйтесь на моем голосе.

            Раз. Слушайте меня. Два. Три. Откройте глаза. Мария Денисовна? Откройте глаза!

Вы здесь, со мной. Все хорошо…

            Она сидела с широкой улыбкой на лице. Весь этот сумбурный эпизод все еще отчетливо кружился в  ее голове. Мария с трудом подняла веки. Крючковатый выразительный нос Якова Клейнера предстал перед ее взором. Его острые карие глаза внимательно смотрели из–под легкой золоченой оправы. Густые брови придавали ему вид Мефистофеля. Волнистая  темная челка с проблесками седины спадала на правую сторону высокого ровного лба. Небольшие губы были полускрытые в аккуратно стриженых усах и небольшой округлой бородке.

            Он сидел напротив Марии в дорогом старинном кресле. Его белоснежная  рубашка и галстук, хорошо сочетались со светло-коричневым твидовым пиджаком. На вид ему было около пятидесяти.

            - Ну-с, Мария Денисовна, - озадаченно произнес он, - Вы меня совершенно запутали! С этим надо разобраться серьезно и обстоятельно. Я погружал Вас в Ваше детство, чтобы найти причины Вашего безволия, а Вы куда рванули, милочка?!  «Арно» - это где ж такое?

            Медленно поднявшись с кресла, он подошел к книжному шкафу из темного дуба, который стоял у входа в его кабинете, и извлек из него атлас мира. Немного полистав, он остановился на одной из страниц.

            - Ну, да, так и есть! – хлопнув ладонью по книге, произнес Яков Клейнер, - Тоскана! Флоренция! Река Арно! – и повернувшись к ней, добавил: «Это Италия, моя дорогая! Италия, милочка!

            Давайте поступим так! Я проанализирую, что Вы тут мне наговорили, и назначу еще пару сеансов гипноза. Думаю, что будет достаточно. Ваши страхи должны покинуть Вас, а,  обретая уверенность, Вы совсем справитесь сами.

Скажем, если Вы подойдете в среду. Это будет удобно?

            - Возможно.

            - Часиков, эдак, в шесть вечера?

            - Хорошо,- согласилась Мария.

            - Вот и замечательно!

            - Ну, что ж, Беатриче! Жду Вас на следующей консультации, - лукаво произнес Клейнер.

            - Беатриче? – удивилась Мария.

            - Ну, да! Кажется, так Вас там называла подруга?

            Оценив его юмор, Мария улыбнулась.

            Яков Клейнер открыл дверь, и они вышли из кабинета.

            - Аллочка, запиши даму на среду, часов на шесть, - попросил он белокурую девчушку, сидевшую в приемной.

            Она торопливо заглянула в журнал с записями и громко объявила: « На шесть у Вас Степанов, свободно на пять»

            - Ах, да, Степанов! Так может быть, в пять? Что скажите, Мария Денисовна?

            - Давайте попробуем, - пожав плечами, ответила Мария.

            - Ну, что ж, тогда до свидания, желаю удачи.

            - Спасибо, - и, слегка кивнув головой, она вышла из его офиса.

 *     *     *

Ночью Марию мучило часто повторяющееся сновидение. Будто она поднимается по лестнице в старую коммунальную квартиру ветхого дома в узком Тихвинском переулке, а лестница полуразрушена. Пролеты почти обвалились, но кованые перила с нехитрыми  завитками плавной дугой все еще подчеркивают былые формы. Вот арочное окно между этажами… Дальше продвигаться все труднее и труднее…Она перепрыгивает с одной ступеньки на другую, таким образом, минуя зияющие провалы. Опираясь на перила и подтягиваясь на руках, почти ползком, пытается пробираться вперед. Огромный страх охватывает ее. Боязнь сорваться, так и не добравшись до верха. Только одна единственная мысль удерживает в равновесии: «Я должна попасть на четвертый этаж и войти в квартиру»,- словно там ее спасение. Она помнит, как, будучи ребенком, жила здесь, и как все ее тут любили.

Но вот перед ней опять новый пролет, где ступени просто обрушены. Лишь короткие обломки идут вдоль стены. Приходится остановиться и оглянуться назад, но вниз уже не спуститься. Обратного  пути нет. Ее охватывает отчаяние, и она просыпается.                                       

*      *     *

   На работу Мария выехала рано. Странное чувство после посещения Якова Клейнера не покидало ее. Ощущение таинственности и легкого восторга устойчиво поселились в ее душе.

«Надо же! И что это было?- спрашивала она себя,- словно сон наяву. Неужели такое возможно? И кто все эти люди, о которых я рассказывала Клейнеру? Чушь какая-то! Уж лучше подумать о предстоящей встрече с клиентом».

Энергично управляя автомобилем, Мария прорывалась через пробку, образовавшуюся на МКАД. Было хмуро и облачно. Чумазые от осенней слякоти машины монотонно тянулись вперед. Погода навевала уныние и никак не сочеталась с увиденным пейзажем, возникшим во время гипноза. Она то и дело мысленно возвращалась к пережитым ощущениям. В ее воображении всплывали горы, долина, обаятельная девушка Лукреция и чудесные бабочки, совершенно разнообразных окрасок.

«Точно! Бабочки!»- промелькнуло в ее сознании. Именно этим она хочет удивить Валентина. Боже! Какое изумительное озарение! Ну, конечно же, что может лучше поднять настроение в этот пасмурный день!

Мария заметно повеселела и, не раздумывая, схватила мобильный телефон, после чего набрала номер офиса:

-Алло, Ира?

-Слушаю Вас, Мария Денисовна!- отозвался бодрый голос секретарши.

-Ирочка, выручи, пожалуйста! Я еду в сторону офиса, но хочу получить одну информацию.

-Что такое?

-Найди в Интернете телефон фирмы «Мир бабочек».

-«Мир бабочек»?

-Да. Я где-то видела их рекламу, точно не могу вспомнить.

-Хорошо.

-Перезвони!

-Не волнуйтесь.

Ответный звонок прозвучал, когда Мария свернула на «Ярославку». Остановив машину и записав продиктованный номер, она тут же позвонила.

-Алло! «Мир бабочек»? Я хотела бы сделать заказ.

-Пожалуйста, подъезжайте и выбирайте! Нас можно найти….

-Нет, нет,- перебила Мария, - мы все решим по телефону и оговорим условия. Только у меня будет несколько пожеланий. Бабочки должны быть разноцветные и красивые. Десять - пятнадцать штук вполне хватит. Адрес, куда их доставить, я скажу. Желательно, чтобы курьер был мужчина. Да, и еще…Вручение будет анонимно, но вы приложите небольшую записку, содержание которой я продиктую.

Закончив разговор, Мария положила телефон в небольшую нишу,  находившуюся на передней панели, и включила зажигание. Слившись с общим движением машин, она не заметила, как добралась до офиса.

Работа закружила своим бурным потоком. Встречи, переговоры, консультации не давали времени передохнуть. Она готовила договор в тот момент, когда ей позвонил курьер из «Мира бабочек».

-Ваше задание выполнено, посылка доставлена и вручена лично в руки. Получатель был доволен.

-Спасибо. А записку!? Записку передали?

-Да, кончено.

-Замечательно! Благодарю Вас!

-До свидания.

Мария была счастлива. Ей так хотелось дарить радость в этот ненастный сырой осенний день.

Прошло часа два. На улице стемнело. Возвращаясь домой, она представляла, как Валентин воспринял ее поступок, мысленно повторяя текст своей записки:

«В унылый грустный день осенний
Я яркий луч с собой несу.
В кружении листвы последней
Хочу дарить тебе весну!...»

«Боже мой! Не посчитал ли он фамильярным ее обращение к нему на «ты»?»,- забеспокоилась Мария, но тут же оправдала себя тем, что это придает больше чувственности и  интимности ее образу.

Вот телефон снова в руке. Быстрое нажатие кнопок, и на экране высветилось два слова: «Весна наступила?»… Еще мгновение, и sms  отправлено.

 Неужели! Она приятно удивилась, когда, мелодично пропиликав, пришел короткий ответ: «ДА».

Теги: роман, долина грез, natali, chaklin,